Чему и как учить в школе диабета?

Опубликовано 14 Апрель, 2009

Я не врач и не занимаюсь лечением больных диабетом. Семь лет помогаю дочери овладеть болезнью, поэтому решила высказаться по вопросу диабетологического просвещения.

Думаю, настоящая цель просвещения при диабете — научить пациента поддерживать концентрацию сахара в крови в пределах нормы и таким образом сократить риск осложнений.

При диабете I типа поддержание нормогликемии чаще всего возможно посредством так называемой интенсивной инсулинотерапии. Этот метод лечения требует от пациента не только дисциплины и последовательности, но и огромных знаний о диабете вообще, большого опыта, связанного с собственным случаем болезни.

Интенсивная инсулинотерапия подразумевает многократное определение концентрации сахара в крови в течение дня и внесение изменений в лечебные мероприятия в зависимости от полученных результатов. Это стало возможным с введением сухих тест-полосок, которые упрощают исследования сахара в крови и моче в домашних условиях.

Поддержание нормогликемии требует огромного личного опыта, ведь каждый организм различно реагирует на одни и те же факторы. Значит, нужно терпеливо собирать информацию о реакциях собственного организма, критически оценивать их и использовать для правильного выбора лечебных мероприятий. Таким образом грамотный пациент становится главным ответственным лицом за результаты лечения, а врач должен быть советчиком-консультантом.

В течение дня диабетику приходится неоднократно принимать решения, ведь изменения концентрации сахара в крови возникают очень быстро и требуют моментальной реакции. Невозможно всякий раз советоваться с врачом, тут главный советчик — личный опыт и знания. С этой точки зрения очень важно, чтобы диабетологическое просвещение стимулировало самостоятельность пациента. Но мне кажется, врачи не очень стремятся к этому, считая, что больной «не дорос», «не имеет опыта», «несознателен». Думаю, что такая позиция медиков является следствием сложившейся системы обучения больных. Это становится и главным препятствием к независимости пациента, а значит и к проведению современной, полностью сознательной терапии диабета.

В мире существуют просветительные учреждения, которые в течение нескольких дней упорной работы передают пациенту знания, дающие ему самостоятельность в лечении, он лишь согласует собственные решения с лечащим врачом. И у нас можно было бы начать в более широких масштабах такую просветительную работу с диабетиками, чтобы они могли сами заботиться о своем здоровье.

Врач не может быть при пациенте целые сутки. И никто не научится самостоятельности ни в одной области, если будет постоянно чувствовать возле себя «поводыря». В такой ситуации невозможно самостоятельное мышление, а остается только лишь исполнение указаний «под диктовку».

Что должен знать диабетик? Прежде всего характеристику действий применяемых препаратов инсулина, влияние места инъекции на скорость изменения концентрации сахара в крови. Обязательной является практическая наука правильного питания при диабете. Больной должен знать и об основных принципах поведения в случае непредвиденной физической нагрузки или острого (простудного и пр.) заболевания.

В рамках просветительной работы необходимо дать пациенту возможность тренировки правильной оценки результатов самоконтроля.

Эффект учебы будет зависеть не только от умения лиц, проводящих ее, но и от атмосферы на занятиях. Здесь нельзя спешить. Необходимо время и нормальные условия, способствующие возникновению дружеских, партнерских контактов между пациентами и членами просветколлектива. Врач, участвующий в учебном процессе и контролирующий его, может сконцентрировать свое внимание на практической науке самостоятельного установления пациентами дозы инсулина и ее корректировки в зависимости от условий повседневной жизни.

Из опыта подобных учреждений в мире следует, что очень важно в ходе учебы и всех дальнейших встреч не формулировать указов и запретов, а с большим терпением к пациенту и его близким вместе решать, как следует поступать в той или иной ситуации. Все замечания должны передаваться как советы-предложения.

От преподавателя зависит, будут ли они приняты и использованы на практике учениками или отвергнуты с ходу. Так происходит чаще всего вследствие неправильной формулировки совета или недостаточного доверия к «ученику», у которого в ответ возникает защитная реакция на необходимость усилий для реализации совета.

Правильное лечение особенно трудно дается в случае болезни ребенка. Из высказываний родителей, своего опыта знаю, что главная надежда у нас на врача, причем такого, который готов посвятить нам столько времени, сколько требуется для терпеливого выяснения всех волнующих вопросов. Большинство ответов и указаний, однако, родители могли бы получить от просветительного коллектива.

Это разгрузило бы врача, а родители могли бы гораздо лучше подготовиться к организации правильного ухода за собственным ребенком, который должен не только научиться овладеть своей болезнью, но и, как другие дети, нормально посещать школу, отдыхать, развиваться.

Одна знакомая призналась мне, что во время встречи с врачом чувствует себя, как на следствии. Представьте, что чувствует больной ребенок, когда все неудачи лечения врач, да и родители, чаще всего списывают на его «недобросовестность». Доказательства «вины» — высокая концентрация сахара в моче или в крови.

А тем временем именно пациент — лицо наиболее потерпевшее. «Плохие» результаты не дают права делать замечания. Они требуют еще большей поддержки, доброжелательности и понимания.

Обвинение ребенка в ошибках (например, диетических) делает невозможным нормальный контакт с ним, без которого не может быть и речи о сотрудничестве врача, родителей и ребенка. А без него нет шансов на улучшение результатов лечения. Пациент ждет подробных предложений о том, что можно предпринять в его индивидуальном случае. Ждет он также честного и ответственного выяснения причин, которые не дали ожидаемых результатов несмотря на исполнение советов врача.

Врач, между прочим, должен отдавать себе отчет, что все его рекомендации будут оценены так же, как и он сам оценивает усилия пациента.

Возникает вопрос: есть ли шанс эффективно лечить диабет у всех, обеспечивая идеальные условия учебы и нужную атмосферу встреч пациента с лечащим врачом? Конечно, нет! Существует большая группа людей, которые не понимают, чем грозит декомпенсированный диабет, и не будут относиться серьезно ни к каким предостережениям, пока не почувствуют на себе следствия своего легкомыслия.

Думаю, для такой категории в первую очередь нужно включать в учебную программу откровенную и полную информацию о поздних осложнениях диабета. Может быть, перспектива таких осложнений мобилизует большее число людей к тому, чтобы начать заботиться о своем здоровье пока не поздно...

Веслава Вартник, журнал «Диабетик» № 1-2 за 1995 год.

Материал был полезен? Поделитесь ссылкой:


Напишите свой комментарий:

После ручной проверки публикуются только интересные комментарии, остальные удаляются после индивидуального ответа. Если во время отправки сообщение было по какой-то причине заблокировано антиспамом, вы увидите белую страницу и сообщение об ошибке. Если все отправилось нормально, то в адресной строке браузера появится окончание URL (ссылки) в виде ...#comment-113726 В этом случае ожидайте ответ по e-mail (если правильно указали свой электронный адрес). Время ответа — от нескольких часов до нескольких дней.

Отправляя комментарий, Вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с Политикой конфиденциальности сайта и даете свое согласие на сбор и обработку введенных Вами персональных данных.