Откуда берутся болезни? (ответы из народной культуры)

Опубликовано 17 Июнь, 2010

Быть здоровым – быть целым

Когда час простоишь в очереди за талончиком к терапевту, а потом еще одну – непосредственно на прием, невольно задумаешься: а что делали люди, когда один доктор приходился на целую округу? Как лечились, когда еще не было таблеток? Как диагностировали болезни? Что вообще собой представляла тогдашняя народная медицина? По крайней мере, когда исследователи задают людям преклонного возраста вопросы вроде: «когда больше болели: раньше или сейчас?», ответ однозначный: раньше люди были более здоровыми. И дело здесь, пожалуй, не только в том, как жили наши предки (не в экологии и физической активности), но и в том, чем они жили (во что верили, каких правил придерживались). Размеренная, без бешеных ритмов жизнь во многом способствовала укреплению здоровья наших предков. Недаром сегодня говорят, что все болезни от нервов. Думали ли так наши предки, спрашиваю у фольклориста, научного сотрудника Института языка и литературы НАН Беларуси Татьяны Володиной.

– В традиции о болезнях от нервов говорилось мало. Правда, это еще не демонстрирует то, что наши предки никогда не нервничали. Другое дело, человек мог объяснить, что происходит вокруг него. Находил духовное пристанище в своей вере, в слаженных взаимоотношениях с природой. Глобального конфликта между собой и миром не было, – отмечает ученый. – Мировоззрение наших предков складывается в довольно целостную систему, где абсолютно всем частичкам находится свое место. Каждое явление, действие, праздник, кроме исключительно утилитарного значения, имеет сакральный смысл. В том числе это касается и заботы о своем теле, здоровье. Народная медицина – это также часть нашей духовной культуры. Основная идея народной медицины – человек должен быть гармоничным как в пределах своего тела, так и в отношениях с миром. А болезнь есть разлаженная гармония. Возможно, в определенной степени современная медицина потеряла в том, что врачи пытаются лечить один какой-то орган, а не смотреть на человека в целом.

По крайней мере, этимологи, лингвисты слова «тело» и «целый» считают родственным по происхождению. Целый – значит здоровый, без недостатков. И задача народной медицины сделать человека именно гармоничным, цельным (можно вспомнить русское слово «целитель»). Есть даже гипотеза насчет того, что близко по значению и слово «поцелуй». Что делают мамы, когда их маленькие дети падают и начинают плакать? Целуют своих баловней. А помните сказки о царевне, которую можно избавить от чар поцелуем?

Люди должны были придерживаться соответствующих правил, за нарушения которых они карались болезнями. Например, нельзя было работать в праздники, посрамлять святыни. На церковь, кресты не позволялось указывать рукой, а только кивком головы. А если пальцем показывать на солнце, можно ослепнуть. Существовало табу на прямое наименование болезней, чтобы не накликать их.

Вера в силу слова – одна из черт древнего мировоззрения, – отмечает Татьяна Володина. – Слово в определенной мере приравнивалось к действию, что-то сказать – то же самое, что и сделать. Существовали и странноватые обращения к болезни вроде «барышня», «тетка». Например, «теткой» называли фурункул. Возможно, тут не только табу срабатывает, это и метафорическое название: как приходится очень осторожно вести себя с капризной тещей, так и болячка требует соответствующего отношения.

Безусловно, люди верили, что болезни возникают и в результате воздействия различных нечистых сил. Порой человек карался за то, что он, может и непроизвольно, попадал под влияние духов, демонов, духов поля и леса. Так, на Ветковщине верили в доброхожих, которые могут наслать болезнь на человека, ступающего в его владения.

Даже под элементарные неприятности, случавшиеся с человеком, подводилась определенная база. Например, если человек упал и вывихнул ногу, это могло быть в результате того, что с утра он не умылся, не перекрестился, не помолился и шел без опеки доброго духа, поэтому ему черт поставил подножку.

– Самые различные болезни могли выявляться в теле человека в виде волоса, червя, змея. Такая болезнь как волосатик (воспаление кости) в народе объяснялось так: червяк-волосатик влез в ногу, впился, точит и хочет выйти. Появиться эта болезнь якобы могла, когда человек нечаянно проглотил свой волос, или его птица занесла в гнездо. Даже испуг в представлениях вызывал обрастание волосами внутренних органов. «Сердце космами обросло», – сказала бабушка-знахарка из Солигорщины о молодой девушке, которая испугалась и умерла. Человека, который испугался (необязательно собаки или какого-то косматого животного), по верованиям нужно было лечить. Испуг или сглаз начинали выводить наружу. Один из способов врачевания – катать по телу больного хлебный мякиш или склеенный пепел.

– Сейчас говорят о птичьем гриппе, а верили ли раньше, что птица может принести болезнь?

– Птица могла принести куриную слепоту. Часто человек хотел объяснить название по созвучию. Куриная слепота (ухудшение зрения вечером) – то, что действительно свойственно некоторым птицам. Человек начинал искать связь, и виновной в болезни становилась будто бы курица, перелетевшая ему дорогу после захода солнца. И весь комплекс избавления от куриной слепоты разворачивался вокруг курицы. Глаза мазали куриными потрохами. В записях XIX века встречается такой способ врачевания: нужно сесть на насест, когда заходит солнце, и пропеть «ку-ка-реку». Болезнь могла наслать жаба: если брать ее в руки, будут бородавки, или она может посчитать зубы во рту, и те начнут выпадать.

Наши предки выделяли и такие болезни, которые не имеют соответствий в научной медицине. В большинство из них касаются болезней психо-неврологического характера. Одна из них – болезнь собственной тени, когда она становилась якобы автономной, и человек терял какую-то свою составляющую, из-за чего начинались разлады в организме: человек худел, становился нервным или вялым. А появлялась тень после испуга, если человек ничего не делал для ее лечения.

Долгое время медики не признавали такую установленную болезнь как колтун. В современной медицинской практике установлено, что волосы, которые слиплись на голове комком, – это не результат какой-то неаккуратности, а один из симптомов болезни ревматического плана. Исследователями на Полесье были сделаны записи о том, что когда колтун отрезали, его не выбрасывали, а прятали за иконой, в надежном месте, а после смерти человека клали в гроб. Колтун воспринимался как одна из частей человека, которая в результате деформации оказалась снаружи. Избавиться от нее означало повреждение самого себя. Колтун приносил с собой страдания (головные боли, ломоту в костях, нервные припадки). Но обращаться с этой болезнью нужно было по правилам. Люди верили: если колтун обрезать раньше времени либо без выполнения определенных правил, человек может ослепнуть или его парализует. Иногда люди сами старались колтун завить. Считалось, что таким образом болезнь из нутра выходит наружу, а с любым внешним проявлением легче бороться. В современных записях абсолютное большинство сообщений свидетельствует о том, что колтун – это результат сильного нервного потрясения. Так, одна докшицкая бабушка рассказывала, что у матери появился колтун на следующий день после того, как во время войны немцы расстреляли ее мужа.

Почему плачут младенцы?

За болезнь раньше принимали даже простое отклонение от нормального поведения. Так, капризный, чрезмерно плачущий ребенок, особенно когда падает на землю и начинает дергать ногами и сильно кричать, нужно было не воспитывать, а лечить. А сегодня капризулю могут просто отшлепать по попе, а тогда был определенный ритуал: стегали на пороге, и взять нужно было не просто первую попавшуюся розгу, и именно ту, которая висит через дорогу, или вытащена из веника. Отстегать нужно было три раза, а потом те ветки или бросить в печь, или заткнуть за балку.

Именно с маленькими детьми связано больше всего народных медицинских правил.

– В традиции младенец воспринимается, как этакий посланник из других измерений, какой-то своей частичкой он подвластен не только этому миру, но и тому. Так же как и его мать. В народе говорят, что на роженицу 40 дней «яма зевает». Для нее открыты двери с двух сторон, поэтому для ребенка и роженицы разработан особый комплекс правил. Там предписаний со словом «нельзя» значительно больше, чем для обычного человека. Беременная женщина и та, которая только родила, должна быть очень осторожной и осмотрительной в своем поведении, – говорит Татьяна Володина. – Очень мощным оберегом считалось крещение ребенка. Это старались сделать как можно быстрее, существует достаточное количество свидетельств, что даже до 40 дней, а то и раньше. В то же время деревенские знахарки не берутся лечить некрещеного ребенка потому, что он не находился под влиянием и опекой сакральных сил и заговор может не иметь силы.

Большое количество детских болезней связывается с тем, что мать нарушила правила, когда была беременна. По всей Беларуси распространен комплекс представлений о том, что ребенок плачет от того, что ему в спинку колются волоски. Такую как бы шерсть ребенок приобретает еще в лоне матери, если та во время беременности гладила котов или собак, или била их ногой. Возможно, ненароком около ее ног терлась свинья в сарае. Волоски на тельце младенца удалялись: их выкатывали хлебным мякишем, или мать сцеживала на руку свое молоко и терла малыша. Ребенок мог плакать и от того, что на ночь на улице оставляли пеленки, или от того, что кто-то недобрый посмотрел на него. Чтобы уберечь малыша от воздействия злых духов, существовал ряд оберегов, заговорных формул. Так, если кто-то смотрел на младенца или хвалил его, люди поговаривали «соль тебе в глаза, перец в зубы». На очень узком ареале, на восточном Полесье, люди верили в существование такой болезни как снос. Если на улице встречались две женщины с маленькими детьми, это могло вызвать за собой болезнь одного из малышей. Поэтому старались не допускать таких встреч или произносили формулы-обереги: «Что думают детки – то деткам, что думают матери – то матерям».

Почему мы не любим хвалиться?

Порой иностранцы удивляются, почему славянские матери боятся хвалить своего ребенка. Например, немцы считают, что похвала необходима детям. А эта одна из особенностей славянской культуры, связанная со страхом сглазить. Поэтому и не принято было хвастаться ни детьми, ни здоровьем, ни даже покупкой. Люди считали, что непроизвольно можно сглазить своих близких и даже самих себя. Во многом это связывается с верой в так называемую дурную минуту, когда высказанные слова могут повлечь за собой недобрые последствия.

Неблагоприятное воздействие могло передаваться и через взгляд, слово, удивление в результате встречи. Именно болезни, связанные с влиянием злого глаза, считались наиболее частыми.

– А может боялись хвалиться, чтобы не вызвать зависть у соседей? – спрашиваю у ученой.

– Действительно, зависть – это всплеск недоброй энергии. Мне интересно было поискать ее, но среди болезней зависти нет.

– Моя бабушка говорила, что плохой глаз у тех людей, которых матери отрывают от груди, а потом, не выдержав детского плача, возвращают малыша на грудное вскармливание.

– Такие представления распространены по всей Европе, причем параллели этому можно найти даже в древнем Египте. Недобрый глаз приписывается людям, выпадающим из общей картины. Если для данной территории привычны глаза серые, голубые, зеленые, способность сглазить приписывается черному глазу, «цыганскому». Даже сглазить могли люди с неправильным поведением: «разведенки», «гулящие», «двоеженцы». Опять-таки мы говорим о нарушении гармонии.

Отдельно можно сказать о людях с недостатками, калеках. Самые страшные недостатки – врожденные, эти люди были якобы помеченные. Говорят, если ребенок родится уже с зубами, это обязательно будет колдун, а с другой стороны, если он появляется в «рубашке», будет очень счастливым.

Отклонение от нормы воспринималось как вмешательство нечисти. Если посмотреть на стереотипные представления о волшебниках – у них брови срослись, они очень волосатые или лысые, горбатые, как правило, хромые. Хромота, одна нога – отличительный признак злых демонов. Можно вспомнить бабу Ягу костяную ногу. Однако люди с телесными недостатками могли становиться и хорошими знахарями.

И отношение к знахарям было неоднозначное. Безусловно, с точки зрения церковных догм знахарство противоречит духу христианства. Однако деревенские шептухи, христианки в светлом смысле этого слова, в большинстве считали такое занятие богоугодным и подчеркивали, что они лечат с помощью Божьего слова, что Бог дал им эти способности.

– А как можно было понять, что тебя сглазили?

– В народе одним из симптомов сглаза считается внезапное, беспричинное ухудшение общего состояния. Сглазы могла диагностировать деревенская знахарка. Если она начинала шептать и ее очень тянуло зевать, это было свидетельством того, что человек сглажен.

– Можно ли было как-то от этого уберечься?

– Во-первых, это всевозможные освящения дома, хранение в доме святой воды, веточки вербы, вообще существовал целый ряд сакральных атрибутов. Во-вторых, в верованиях крайне осторожно относились к подкладам, следовало с целым соблюдением мер «безопасности» от этого избавляться, не брать голыми руками, выносить на перекрестную дорогу, сжигать.

Лечение без лекарств

Против болезней применяли целый комплекс растений и минералов. О некоторых снадобьях рассказывают, что их следует собирать так далеко, чтобы не долетал голос петуха. Иногда при их сборе происходил своеобразный обмен: на месте выкопанного корешка клали кусочек хлеба или проговаривали специальный заговор.

Но с болезнью боролись и без лекарств. Ее можно было вымывать, слизывать, высасывать, выдувать, выкачивать, выдавливать, вытрясать. Например, при горячке больного сажали на телегу, а затем тянули по корчам, неровной дороге, чтобы вытрясти немощь. Больных, особенно детей, перерождали (продевали через хомут, юбку, обтирали лицо малыша подолом, приговаривали «чем тебя родила, тем лечила»). Весьма архаичный метод, зафиксированный не только в Европе, но также широко известен на Кавказе – перепекание ребенка. Очень больного ребенка, если ничто другое не помогало, сажали на хлебной лопате в слегка прогретую печь.

Болезнь можно было испугать, обмануть, передать другим и даже продать. Так, если человека донимал кашель, он шел на ярмарку и когда у него спрашивали, что он продает, отвечал: «Кашель». Простуда у наших предков как какая-то болезнь даже не воспринималась, в записях XIX–XX веков о ней упоминается крайне мало. На насморк и кашель не обращали особого внимания.

Не забывал народ и о профилактике болезней. В структуре календарного года существует ряд дней, праздников, когда человек мог определенными средствами повлиять на свое здоровье на последующий год. Так, рождественский комплекс отличается своими суевериями. Например, нельзя есть горох потому, что будет фурункул; заливать жар потому, что будет сыпь. С весны начинаются предписания, которые направлялись на обеспечение здоровья. Например, на Сретение Господне приносили из церкви громничную свечку и нужно было ей крестообразно поджечь волосы, чтобы в этом году не болела голова. На Вербное воскресенье стегали ветками вербы с приговором «не я бью, верба бьет, Бог здоровья дает». Чтобы быть здоровыми, умывались водой, в которой лежало пасхальное яйцо. То же самое – качание в Юрьевской росе, протирание ею глаз. И, безусловно, существовал целый комплекс оберегов против злого глаза.

Елена Дедюля, газета “Звязда”, 28 апреля 2010 года.
Источник: http://zvyazda.minsk.by/ru/archive/article.php?id=57548&idate=2010-04-28

Читайте также: почему люди болеют?

Материал был полезен? Поделитесь ссылкой:

Напишите свой комментарий:

После ручной проверки публикуются только интересные комментарии, остальные удаляются после индивидуального ответа. Если во время отправки сообщение было по какой-то причине заблокировано антиспамом, вы увидите белую страницу и сообщение об ошибке. Если все отправилось нормально, то в адресной строке браузера появится окончание URL (ссылки) в виде ...#comment-113726 В этом случае ожидайте ответ по e-mail (если правильно указали свой электронный адрес). Время ответа — от нескольких часов до нескольких дней.