Молодой хирург Леонард Прокопенко о себе и о своей работе в хирургии

Опубликовано 16 Февраль, 2014

Этот город разделяет на две части железнодорожное полотно: поезда отсюда идут сразу в четырех направлениях. Мы в Осиповичах, откуда семь лет назад уехал учиться в столицу Леонард Прокопенко. Окончив Белорусский государственный медицинский университет, он стал хирургом, а отрабатывать распределение направился в родной город. Что такое «классическая» хирургия, почему доктор никогда не наденет рубашку наизнанку и как не «выгореть» каждый день сталкиваясь с людским горем, читайте в нашей статье.

 

Первый стресс, первый шов...

В больничном коридоре нас встречает молодой доктор. В Осиповичах Леонард работает с этого лета. За плечами — шесть лет учебы в университете плюс год интернатуры.

— Все знают, что студенчество — самое лучшее время, но когда речь идет о медицинском университете, то здесь все немного по-другому, — вспоминает врач. — Обучение отнимало очень много времени. В некоторые дни мы могли учиться буквально с 8 утра до 8 вечера.

Медицинская тропа — вовсе не семейная традиция. У родителей Леонарда художественное образование. Отец к тому же был военным.

молодой хирург Леонард Прокопенко

— Какой мотив подтолкнул пойти в медицину, уже даже не помню, — говорит Леонард. — Но теперь думаю, что все же не ошибся. Раз нет мыслей профессию покинуть, да и получается что-то, значит, выбор был правильным.

Наиболее сложно дались первых три года в университете. В этот период читалось много разных «доклинических» предметов, которые были дополнительной нагрузкой к и без того насыщенному расписанию занятий. Впоследствии стало немного легче: в голове уже накопились нужные знания, да и опыт в изучении за один вечер невероятного количества информации успел появиться. К тому же началась практика, а это уже намного интереснее.

— Но постепенно я почувствовал, что отведенных на нее часов очень мало. На старших курсах никто особо не заставляет идти параллельно с учебой работать в медицинское учреждение, чтобы получить дополнительные знания, — говорит Леонард.

Как он считает, если студент имеет какую-то цель, то сам ищет для себя такую возможность. Если этого не делать, можно закончить университет, так и не поприсутствовав на операции даже в качестве ассистента.

Первый хирургический шов Леонард смог наложить, когда был на третьем курсе. На многих операциях приходилось быть ассистентом, но больше всего запомнился случай, который произошел за пределами операционного блока. Однажды во время работы на «скорой» пришлось спасать мужчину, который перерезал себе сонную артерию. И это был не несчастный случай.

— Мы вошли в дверь, а за мгновение до этого человек успел повредить себе артерию и лежал в крови. Все решали секунды. К счастью, мужчину удалось спасти, — вспоминает Леонард.

За время учебы ему довелось попрактиковаться, считай, во всех клинических больницах Минска. Надо сказать, что хирурги старшего поколения, которые тогда делились своим опытом, были настоящими профессионалами, придерживавшимися принципов так называемой «классической» хирургии. Один из преподавателей Леонарда, например, следил, чтобы студенты учились держать инструмент или шприц правильно, а не так, как им удобно, как это часто делают молодые хирурги. Такие интересные и нужные нюансы сегодня можно постигнуть разве что работая по узкой хирургической специальности, как, например, нейрохирургия.

 

Лучшая практика — в «глубинке»

— Прежде чем поехать по распределению в Осиповичи, я долго сомневался. Были мысли остаться в Минске и заниматься нейрохирургией. Правда, до этого мне надо было два года отработать в поликлинике, — рассказывает Леонард Прокопенко.

Но раздумья все же сошлись на городе, где вырос. Молодой доктор решил, что нужно сначала постичь общую хирургию, а уже потом пойти в более узкую специализацию. Возможность получить хорошую практику, видимо, и стала решающим аргументом.

— О своем выборе сейчас не особо жалею. Работая в Осиповичах, я могу заниматься многими видами операций: и руки вправлять, и черепно-мозговые травмы лечить. Еще приходится сталкиваться с гнойной хирургией, проктологией, урологией, поэтому опыт бесценный, — считает Леонард Прокопенко.

С самого начала нового сотрудника бросили «в бой».

Известно, что для получения опыта нужно время, поэтому, если вдруг необходимые знания сразу в голове не находятся, Леонард не стесняется посмотреть что-то в книге или проконсультироваться с коллегами.

— В свой компьютер я скачал очень много медицинской литературы. Когда сталкиваюсь с каким-то тяжелым случаем, обязательно к ней обращаюсь. Например, по травмам я всегда звоню и прошу совета у знакомых хирургов. Главное правило — не навредить, а для его исполнения годятся любые средства, — говорит молодой врач.

Многие из его однокурсников остались в столице. Как говорит Леонард, некоторые даже жалеют о своем решении. Основная причина проста — зарплата, на которую трудно прожить в Минске. Многим до сих пор помогают родители.

— Когда только приехал в Осиповичи, жил с родителями, но недавно начал снимать квартиру. Плачу за нее 100 долларов. Очередь на строительство квартиры пока не для меня. У родителей хватает метров, — рассказывает Леонард. — Сколько денег трачу на еду, пока не подсчитывал. Когда нахожусь на работе, имею возможность пообедать здесь, а вот дома успеваю готовить сам, так экономнее получается. В Минске было намного больше возможностей деньги потратить, а здесь такого нет. У меня после всех необходимых расходов остается больше денег, чем у молодых коллег, работающих в столице. После приезда по распределению «подъемных» мне не дали, поскольку я приехал домой, а значит, теоретически могу жить с родителями. Доплата как молодому специалисту — не очень большие деньги. Так что каких-то особых преимуществ от статуса «молодой специалист» я не имею.

 

Победить болезни и... себя

В хирургическом отделении больницы, кроме Леонарда Прокопенко, работает сейчас два врача, еще два — пока на курсах повышения квалификации. Также два хирурга есть в поликлинике. Получается, Осиповичи и прилегающий к городу район обслуживает семь врачей.

— Я оформлен как врач-хирург хирургического кабинета поликлиники, а в больнице работаю потому, что в стационаре не хватает людей, — рассказывает Леонард.

Рабочий график складывается по-разному. Если нужно работать в стационаре, молодой доктор приходит в 8 часов утра. В 9:30 — начало обхода, который длится примерно до 10.00. Далее — перевязки и операции. Если нет необходимости остаться дольше, то в 14.30 он уже свободен. С дежурством немного по-другому. На нем Леонард должен быть с 18.00 до 8 часов утра. А недавно вообще пришлось дежурить целые сутки. Один обязательный выходной — суббота или воскресенье.

молодой хирург у постели больного

Заставлять себя не спать ночью — не приходится. Больные есть — не поспишь. Нужно «включать» голову, думать, как помочь, а иногда и стоять много часов за операционным столом.

— Как-то за смену, с 8 до 15 часов, я принял 120 пациентов (норма — 50-60 человек). Тогда один из наших врачей вынужден был срочно уехать, а я работал за двоих, — говорит Леонард.

Свободное время молодой доктор часто проводит... во сне. Еще вариант — посмотреть какой-нибудь фильм или выбраться с друзьями в город.

Конечно же, читателей интересует зарплата доктора, который живет по такому немыслимому рабочему расписанию.

— Первая зарплата была чуть больше 3 миллионов рублей, а недавно получил 8 миллионов, так как брал много дежурств, да еще и премию выписали, — рассказывает молодой доктор. — Когда появится семья, в таком темпе стану работать, только если очень-очень будут нужны деньги. В основном же, работая на ставку, хирурги получают 4-4,5 миллиона.

Леонард говорит, что молодежь из Осипович чаще всего мечтает «покорить» Минск или какой-то другой большой город. Остаются здесь только в двух случаях: либо человек хорошо устроился, а потому нет смысла искать лучшей жизни, или у него вообще нет никаких устремлений, поэтому и «плывет по течению».

— Многие молодые специалисты не остаются на местах, куда приехали по распределению, поскольку главная проблема — жилье. Построить его на небольшую зарплату невозможно. Но с другой стороны, за что молодому специалисту платить большие деньги? — считает Леонард Прокопенко. — Да, в Америке врач получает несколько тысяч долларов, только перед этим ему надо учиться более 10 лет, а не 6, как у нас. В некоторых наших соотечественниках почему-то живет уверенность, что кто-то должен обеспечить им надлежащий уровень жизни и большую зарплату. По моему мнению, можно не с помощью зарплаты, а как-то по-другому поддерживать молодых людей. Например, увеличить пособие на детей.

Пациенты, которых сейчас лечит молодой хирург, очень отличаются от столичных: более доброжелательные. Здесь не принято жаловаться на врача.

— Как рассказывают мне коллеги, в Минске они с жалобами сталкиваются чуть ли не каждый день, — объясняет разницу хирург.

В то же время, говорит Леонард, физически тяжело с так называемыми «асоциальными» лицами. Они, как правило, не думают о чистоте и гигиене, не выполняют рекомендаций доктора. Лечить их приходиться чуть ли не «с боем». А наивысшая эмоциональная тяжесть чувствуется тогда, когда приходится работать с пациентами, больными раком...

— В университете дается теоретическая подготовка, которая, как предполагается, должна помочь бороться с эмоциональным грузом. Но не воспринимать близко к сердцу человеческие трагедии, которых на протяжении всей карьеры хирурга будет немало, действительно помогает только профессиональный цинизм, который рано или поздно вырабатывается у каждого доктора. У меня он пока не совсем развит, мне пациентов жалко, — рассказывает Леонард Прокопенко.

А еще молодой специалист уверен, что людей с «талантом хирурга» не существует. Когда так говорят, чаще всего имеют в виду призвание. Если в человеке присутствует желание помогать просто так, не думая о награде или хорошей зарплате, обязательно появится стремление «набить руку» и стать профессионалом. И все у него будет получаться.

Анна Гарустович. Минск — Осиповичи — Минск. Фото Марины Бегунковой.

 

А вы знали?

— Многие хирурги — очень суеверные люди, — говорит Леонард. — Например, в нашей среде не принято оперировать своих родных и близких. Еще одна из примет — нельзя надевать наизнанку хирургическую рубаху. Кроме того, по праздникам все стараются не оперировать, если не случится срочный случай.

А вот многим известный стереотип о том, что хирурги «берегут руки» и не делают без перчаток никакой домашней работы, Леонард считает преувеличением.

— Конечно, молотком по пальцам я не хотел бы себя ударить, ведь любая травма рук делает хирурга нетрудоспособным. Но и дома надевать перчатки для любой мелочи никто не станет. По крайней мере, я и мои коллеги так не делаем, — утверждает он.

12 декабря 2013 года.
Источник: газета «Звязда», в переводе: http://zviazda.by/2013/12/25162.html

Читайте также:

Материал был полезен? Поделитесь ссылкой:


Напишите свой комментарий:

После ручной проверки публикуются только интересные комментарии, остальные удаляются после индивидуального ответа. Если во время отправки сообщение было по какой-то причине заблокировано антиспамом, вы увидите белую страницу и сообщение об ошибке. Если все отправилось нормально, то в адресной строке браузера появится окончание URL (ссылки) в виде ...#comment-113726 В этом случае ожидайте ответ по e-mail (если правильно указали свой электронный адрес). Время ответа — от нескольких часов до нескольких дней.

Отправляя комментарий, Вы подтверждаете, что ознакомились и согласны с Политикой конфиденциальности сайта и даете свое согласие на сбор и обработку введенных Вами персональных данных.